Достойный ответ на недостойные обвинения

В № 52 журнала «Грани Эпохи» было опубликовано интервью, которое взял член  Союза журналистов России, историк Алексей Николаевич Анненко у президента МЦР А.В. Постникова (см. статью «Что творится в МЦР?«). Для тех, кто имеет представление о Рериховском Движении и о том, что происходит вокруг наследия Рерихов, хранящемся в МЦР, понятно, что некоторые ответы являются «неудобными» для нынешнего руководства Музея. Неудобными, т.к. идут вразрез с «позицией» руководства МЦР и приоткрывают завесу над истинным положением дел, так долго и тщательно создаваемую за многие годы существования Музея.

Публикация получилась сильная. Сильная именно деталями, которые во многом «расшивают» завесу, о которой я упомянул выше. По ответам А.В. Постникова можно понять, что он даже будучи Президентом МЦР не входит, не видит себя в Рериховском движении и не планирует в нем участвовать, т.к. его интересует только научная деятельность, а всем остальным занималась и занимается Л.В. Шапошникова. И вообще, фигура президента МЦР совсем не самостоятельная, без весомых полномочий — этакая красивая ширма, «нужный человек на нужном месте».

Запомним ответ А.В.Постникова на вопрос А.Н.Анненко:

А.А.: — Вы – крупный ученый академического уровня. И вдруг приняли предложение возглавить МЦР, хотя, конечно, были осведомлены о неоднозначной оценке деятельности этой организации. Зачем?

А.П.: – Зачем? Ну я уже сказал об основной мотивации. Я очень заинтересован в воссоздании деятельности Института гималайских исследований «Урусвати». Именно, как представитель естественных наук. Я в этом очень заинтересован. И, конечно, я совсем не безразличен к творчеству Рерихов – художников. Вот почему меня на этот пост пригласила Людмила Васильевна – не могу ответить. Но она дала мотивацию, которую просто не буду воспроизводить, поскольку она слишком мне льстит, так сказать… (выделено мной).

В МЦР спохватились и опубликовали на своем сайте заявление А.В. Постникова, в котором А.Н. Анненко обвиняется в подлоге и подтасовке фактов и жульничестве! Да, уважаемого журналиста, историка-исследователя обвиняют ни много, ни мало — в жульничестве! Все как обычно — ушат грязи в ответ. Но возникают сомнения в том, что А.В. Постников сам мог написать подобное заявление, которое скорей всего написали вместо него и разместили на сайте от его имени, чем, как говорится, подставили.

При чтении заявления я обратил внимание на одну деталь: в пятом параграфе есть фраза «… кто создаёт атмосферу нетерпимости и злопыхательства в нашем движении …» (выделено мной). Звучит странно для человека, который утверждал, что его интересует только наука и другими вопросами (в том числе философскими) он не занимается и не планирует заниматься. Наверное после публикации ответов в статье А.Н.Анненко Шапошникова дала Президенту новую мотивацию, которая теперь не льстит? Ирония иронией, но даже, если А.В. Постников и написал заявление сам, то, разместив его на сайте МЦР, просто не мог не понимать того, что будет ответ на  эти обвинения во всех смертных «грехах журналиста». И Президент МЦР получил  просто разгромный ответ от А.Н.Анненко. Причем, ответ аргументированный и с неудобными для него новыми вопросами, не отвечать на которые — выйдет себе дороже, т.к. окончательно может погубить репутацию.

Лично для меня в ответе Алексея Николаевича открылись некоторые детали вокруг наследия и пути к «Олимпу» Шапошниковой которые ранее «прошли мимо» меня в той информационной пене, которая есть в сети. Спасибо ему большое за это. Призываю вас не оставлять без внимания эту ситуацию и как можно шире осветить ее в СМИ (перепостами, лайками и т.д.).

Вот и сам ответ А.Н. Анненко на заяление А.В. Постникова:

А. Н. Анненко

ЛОЖЬ
«ЗАЯВЛЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА МЦР
А.В. ПОСТНИКОВА ПО ПОВОДУ ИНТЕРВЬЮ,
ВЗЯТОГО У НЕГО А.Н. АННЕНКО»

 

Уважаемый Алексей Владимирович,

грустно, очень грустно читать «заявление». Тем более, после Вашего ответа, где авторство Вы так и не подтвердили.

 

А. Н. АННЕНКО — А. В. ПОСТНИКОВУ

17 января 2013 г.

Уважаемый Алексей Владимирович!

С Новым годом!

На сайте МЦР (может быть, Вы не в курсе) появилась публикация http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2562  

«Заявление Президента МЦР А.В. Постникова  по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко» http://grani.agni-age.net/articles13/5211.htm  :

В нём цитируется и делается ссылка на оригинал подложного письма якобы от С. Н. Рериха, но нет ссылки на оригинал «Заявления», где была бы Ваша подпись.

 

Учитывая, что Вы говорили мне —

«во всей этой кампании я не участвую. Меня Людмила Васильевна и другие действующие лица в это никак не втягивают. Ни одного официального письма по этому поводу я не подписывал…»,

«Нет ни одной моей подписи ни на одном юридическом документе или заявлении, и никогда не будет….» —

я хотел бы получить от Вас подтверждение перемены Вашей позиции (и скан-копию подлинника «Заявления»)

или

подтверждение, что Вы к этому «Заявлению» непричастны.

Согласитесь, я имею право на такую просьбу по поводу «Заявления», в котором обсуждается моя деятельность.

Всего наилучшего!

С уважением, А. Анненко

 

А. В. ПОСТНИКОВ — А. Н. АННЕНКО

18 января 2013 г.

Уважаемый Алексей Николаевич!

Моё заявление подлинно, что подтверждает факт его появления на сайте МЦР.

Письмо С. Н. Рериха так же подлинно, в чём можно убедиться, ознакомившись с ним в Архиве МЦР.

А. Постников.

 

Алексей Владимирович Постников

Профессор, доктор технических наук

Академик Международной Академии

истории науки (Париж)

Заслуженный деятель науки Российской

Федерации

Главный научный сотрудник Института

истории естествознания и техники им

С. И. Вавилова

Российской академии наук,

Президент Международного центра

Рерихов, ассоциированного с

Организацией объединённых наций

Член Исполкома Отделения истории

науки и техники

Международного союза истории и

философии науки (Льеж)».

(Здесь и далее сохраняется орфография оригиналов.)

 

Ну какой Вы «президент» всем ясно, Вы сами признали, что Вас не избирали.  Вот и еще одно свидетельство – было велено опубликовать «заявление» на сайте МЦР (даже без ссылки на адрес публикации интервью), чтобы всем сотрудникам МЦР было неповадно без разрешения хоть слово вымолвить. Тем более, давать интервью, без разрешения. А Вы еще и принесли за доставленное беспокойство «глубокие извинения».

Вы можете себе представить, чтобы на сайте действительно общественной организации, где главу всё-таки  и з б и р а ю т, например, Союза кинематографистов Российской Федерации, появилось «Заявление Председателя СК РФ Н. С. Михалкова по поводу интервью, взятого у него Д. Б. Дондуреем» со словами: «сожалею, что принял его без совета с другими сотрудниками СК РФ, за что приношу им свои глубокие извинения»?

 «ТАЙНО»

А отыграться за своё унижение Вы надеялись на мне. Хотя я и знал, с какой гоп-компанией верхушки МЦР буду иметь дело, но всё-таки полагался на Вашу порядочность. Ведь читающим «заявление» навязывается впечатление, что мы с Вами встретились где-то случайно, и я, не предупреждая, тайно, включил диктофон. И скорее — на сайт. На это рассчитано. А на самом деле? За неделю договорился о встрече, ехал через всю страну, пришёл в назначенный срок в МЦР, почти час добросовестно напротив Вас записывал Ваши ответы в толстый ежедневник с красной обложкой, радуясь, что говорите Вы неторопливо, с большими паузами. И ни разу за это время Вы меня не остановили, не сказали: «Это не для печати… Это не надо записывать…». Даже когда излагали своё недоумение — почему большевики победили в Сибири, или хорошо ли, что глава Русского географического общества стал министром обороны (Вы пеняете мне, что я не все поставил в интервью; неужели в тему был бы фрагмент, что Вы встречаетесь с С. К. Шойгу на заседании президиума РГО, а я не раз брал у него интервью, когда он работал в Абакане?).

А Вы пишите — «без моего согласия (тайно)»? Современный диктофон (приходя без которого на назначенную встречу, журналист в ХХI веке просто не уважает собеседника) рядом с ежедневником Вы, конечно, приняли за запасную авторучку?

Вы создаёте впечатление, что интервью появилось — «без моего ведома». И Вы просто «забыли» упомянуть о нашей последующей переписке?

А ведь в конце встречи я сказал, что пришлю подготовленный текст на согласование (как делаю это всегда, спросите у Ш. А. Амонашвили: знакомил ли я его предварительно с текстом до публикации http://grani.agni-age.net, спросите о том же В. Н. Тугужекову). На что Вы ответили: «Очень на это надеюсь».

 

А. Н. АННЕНКО — А. В. ПОСТНИКОВУ

Дата: Втр 27 Ноя 2012 16:53:38

«Уважаемый Алексей Владимирович,

посылаю Вам, как обещал, текст перед публикацией, который точно и полностью соответствует содержанию нашего разговора.

Но Вы можете:

1) исправить в соответствии со своим пониманием в отдельных местах прямо в тексте;

2) прислать свой вариант текста.

Внимательно рассмотрю.

Если через три дня я не получу исправлений, то молчание позволю себе счесть за согласие.

Всего доброго!

С уважением, А. Анненко»

Пропускаю два письма (которые Вы можете опубликовать, если хотите), чтобы перейти к финалу.

 

А. В. ПОСТНИКОВ — А. Н. АННЕНКО

15 декабря 2012, 13:42

«Уважаемый господин Анненко!

Прочитав ещё раз текст моего интервью с Вами, обнаружил одну грубую фактическую ошибку. Речь идёт об утверждении, что Отделом Живой этики МЦР руководит академик РАН, что неверно, так как его руководителем является доктор философских наук, профессор Фролов.

Академик РАН, Валерий Александрович Черешнев, председатель комитета Госдумы по науке и наукоёмким технологиям, представитель «Справедливой России», является Председателем Учёного совета МЦР (а я — его заместителем в этом качестве), и он «Живой этикой» вообще не занимается.

Если Вы всё-таки будете публиковать наше интервью, против чего я категорически возражаю, прошу Вас исправить эту ошибку.

Прошу меня извинить за то, что из-за острого приступа стенокардии, не мог раньше указать на эту ошибку.

 

Всего Вам доброго в 2013 году.

Алексей Постников.

 

Alexey V. Postnikov (Full Professor, Doctor of Science)

Assessor International Union of the History of Science and Technology

Director «IMAGO MUNDI» International Journal on the History of

Cartography

The Honorable Scientist of the Russian Federation

Academician

International Academy of the History of Science (Paris)

Corresponding Member

European Academy of Sciences (Brussels)

Chief Research Fellow

Russian Academy of Sciences’

Institute of the History of Science and Technology

President

International Roerich Society, associated with the UN»

 

А. Н. АННЕНКО — А. В. ПОСТНИКОВУ

16 декабря 2012, 15:02 +04:00

«Уважаемый Алексей Владимирович,

спасибо за замечание по тексту интервью 14 ноября 2012 года. Исправил так, как Вы предложили.

Выражаю искреннее сочувствие в связи с нездоровьем. «Крышевание» жуликов от духовности, «микросталина в юбке» не проходит бесследно. Вы с самого начала выглядите «инородным телом» среди руководства МЦР.

Поэтому ещё раз прошу Вас взглянуть на это интервью объективно — это мужественное признание человека в той правде, какая она есть. Я не поставил только Ваши «детские отрицания» — «я не я, и письмо не моё», которые только повредили бы Вашему имени подлинного учёного. От Вас и только от Вас зависит развёртывание ситуации.

Никаких оснований против публикации Вы не приводите, как не вижу таковых и я.

Наоборот, я Вам искренне благодарен за то, что Вы не отказали во встрече, что не зря совершил поездку в Москву для встречи с Вами. Это было главное.

По-моему впечатлению, Алексей Владимирович, эту поездку организовал Ваш (Вы сказали, что Вы православный христианин) добрый ангел и, уверен, через недолгое время будете благодарить Его (доброго ангела). Я же всего лишь честно выполнил свой долг.

Обратил внимание, что после нашей беседы и моего письма, переданного Вам, на сайте МЦР появились сведения о существовании в отделе рукописей МЦР документов из СВР. Следовательно, Вы передали мою просьбу. Спасибо. Уже какой-то результат. Надеюсь, что исследователям будет открыт доступ к ним.

Посылаю исправленный текст. В ближайшее время он будет опубликован.

С наилучшими пожеланиями

А. Анненко».

 

Вам были даны все возможности исправить текст, если бы в нём были неточности, отменить моё якобы «редактирование». Но Вы нашли только одну, которую я исправил. Всё остальное — Ваши слова, некоторые из них Вы просто не хотели увидеть опубликованными. Но разве я ехал к Вам через всю страну, чтобы поговорить о том, о сём или спросить духовного совета?

Так зачем же лгать в «заявлении»?

Интервью с Вами, Президентом МЦР, было послано мной для публикации в журнал «Культура и время» Международного центра Рерихов, газету «Солидарность» Международного Совета рериховских организаций, этико-философский интернет-журнал «Грани эпохи». Из первых двух изданий ответа не получил. Поэтому Вы можете исправить текст интервью, как хотите (исключая вопросы), и опубликовать там.

 «РЕДАКТИРОВАНИЕ»

Признаться, я не ожидал во время разговора такой неадекватной реакции на цитирование строк из Вашего письма от 27 марта 2012 года. Ну, как-то по-другому можно было признать или отрицать. Но это ж надо такую совесть иметь, чтобы с ходу назвать собственные сетования в письме поддельными фрагментами, сделанными мной! Такого оскорбления мне не приходилось слушать и Вы не оставили мне выбора — публиковать в интервью цитаты из письма или не публиковать. Поскольку не публиковать — это признать, что я пришёл к Вам с заготовленной фальшивкой! Но я так не поступаю. Так поступают совсем другие, создавая, например, «апрельские письма» от имени С. Н. Рериха (достоверность которых была сразу подвергнута сомнению(1). Причём, Вы же не побежали к Стеценко: «Александр Витальевич — провокация!». Нет, Вы прекрасно знали, что это строки из Вашего письма, и первым назвали фамилию учёного, которому направили его (в «заявлении» же Вы стесняетесь, не называете, говоря о якобы «искажённых фрагментах моей конфиденциальной переписки с некоторыми лицами»). А я попытался Вам пояснить: почему же возник этот сюжет. Повторяю.

Доктор исторических наук, известный тибетолог и рериховед, Александр Иванович Андреев, существенно помог мне (владея тремя иностранными языками)  при подготовке к изданию писем Н. К. Рериха (Н. К. Рерих. «Дерзайте!». – Абакан: Хакасское книжное издательство, 2012). И время от времени мы делимся мнениями по вопросам рериховедения (не рериховского движения). В частности, пришли к выводу, что в ряде уже опубликованных материалов содержатся свидетельства, позволяющие считать, что в 1926 году Рерихи получили советское гражданство. Здесь не место подробностям, но когда я был в Москве, мне подарили только что вышедшую книгу и там я обнаружил ещё один документ (2). Существенные факты «за» или «против» можно было бы найти в тех документах, которые Служба внешней разведки передала МЦР в 1993 году. Но меня, даже, как руководителя пресс-центра МЦР в 1997 году, не подпустили к ним. У А. И. Андреева имеется опись этих документов. Так появилась идея обратиться к Вам.

 

 

А. И. АНДРЕЕВ – А. В. ПОСТНИКОВУ

On Mar 26, 2012, at 2:09 PM

«Глубокоуважаемый Алексей Владимирович!

Как Вам известно, в 2008 г. в МЦР состоялась научно-общественная конференция, посвящённая 80-летию Центрально-Азиатской экспедиции Н. К. Рериха. По её завершении руководство МЦР приняло постановление: «Международному Центру Рерихов и сотрудничающим с ним научным организациям ввести в научный оборот Центрально-Азиатскую экспедицию как одну из важнейших экспедиций XX века, которая имеет большое научное и практическое значение и связана с новым космическим мышлением». Факт менее известный, а может быть и вовсе не известный Вам,- это то что в сентябре 1993 года (почти 20 лет тому назад) МЦР в лице директора Центра Людмилы Васильевны Шапошниковой были переданы на хранение материалы из архивных фондов Службы Внешней Разведки РФ, подавляющее большинство которых относится к периоду подготовки и проведения экспедиции Н. К. Рериха (1926-1928). Если хотите, могу прислать Вам полную опись этих документов, полученную мной уже после их передачи в МЦР лично от руководителя Пресс-бюро СВР Ю. Г. Кобаладзе.

Эти ценнейшие документы до сих пор находятся в архиве МЦР и совершенно недоступны для исследователей. В 1994 г. мне было отказано в ознакомлении с материалами Центрально-Азиатской Экспедиции под тем предлогом, что они якобы ещё не обработаны. Но и в последующие годы никто из исследователей не получил к ним доступа и само МЦР не опубликовало ни одного документа, из тех, что были переданы Центру из СВР.

Я считаю подобную ситуацию совершенно недопустимой, прискорбной и даже парадоксальной. Международный Центр Рерихов, являясь общественной организацией, по воле его фактического руководителя Л. В. Шапошниковой, самовольно «приватизировал» огромный блок документов и не допускает к нему исследователей, в том числе известнейших в России рериховедов, таких как В. А. Росов и А. Н. Анненко. В то же время Центр заявляет о своём желании «ввести Центрально-Азиатскую Экспедицию в научный оборот».

Мне хотелось бы услышать Ваши разъяснения как Президента МЦР по этому поводу. Более того, я хочу предложить Вам совместный проект публикации этих документов (наиболее интересных из них), что явилось бы несомненным и подлинным вкладом в рериховедение.

 

С искренним уважением,

А. И. Андреев

Руководитель группы истории изучения Центральной Азии,

Заведующий Музеем-квартирой П. К. Козлова, С-Петербургский филиал ИИЕТ РАН

Санкт-Петербург, 26 марта 2012».

Ни о какой личной переписке и речи не было. «Обратился предельно дипломатично и официально», написал мне автор, посылая копию письма. И затем переслал Ваш ответ.

 

А. В. ПОСТНИКОВ — А. И. АНДРЕЕВУ

27 марта 2012 г.

«From: Alexei Postnikov

Sent: Tuesday, March 27, 2012 2:24 PM

To:АлександрАндреев

 

Дорогой Александр Иванович!

Спасибо за Ваше письмо. Кстати этот адрес никто, кроме меня открыть не может, поэтому на него и на домашний (указан ниже) можете писать без опасения утечки информации, чего не могу сказать о моём МЦРовском e-mail.

Вы совершенно правы: о существовании этих документов СВР в нашем архиве я не имею никакого представления. Однако сама история связи Рерихов с НКВД по части разведки мне довольно хорошо известна по меньшей мере из двух источников. Первый из них — рассказы моего отца, Владимира Михайловича Константинова, который последние восемь лет своей жизни работал вместе и близко дружил с Георгием Николаевичем Рерихом. Отец поступил на работу в Институт востоковедения АН СССР после реабилитации (он провёл 18 лет в дальневосточных лагерях как близкий сотрудник Зорге и «японский шпион»), а старший сын Н. К. Рериха, как Вам хорошо известно, трудился в том же институте после возвращения из Индии. Однажды я даже лично с ним встречался на дне рождения у отца. Но о разведывательно-геополитических функциях Центрально-азиатской экспедиции мне кратко (но вполне профессионально, как бывший разведчик и востоковед) рассказывал мой папа.

Второй источник — недавно опубликованная в США книга Андрея Знаменского «Красная Шамбала», которая Вам, видимо, хорошо известна.

Со своим президентством в МЦР я «попал как кур во щи», так как в момент моего избрания ничего не знал о творящихся в этой «общественной» организации делах. На самом деле, Вы абсолютно правы, это частное заведение, принадлежащее Л. В. Шапошниковой и банкиру Булочнику. Последнее время ситуация в МЦР стала просто возмутительной, до такой степени, что Шапошникова практически разорвала связи с нашим посольством и Александром Михайловичем Кадакиным, что, по моему глубокому убеждению, приведёт (если уже не привело) к потере нами Кулу. В этой ситуации я не мог молчать, но мои разговоры с Шапошниковой и Булочником не имели никакого эффекта.

Я не ухожу со своего поста только потому, что пользуюсь определённым уважением иностранных коллег в «Голубом Щите» и «Европа Ностра», где стараюсь доказывать, что МЦР это не только центр изучения Живой этики и Космического мышления.

Буду очень Вам признателен, если Вы сможете прислать мне описи документов, переданных из СВР в МЦР. Мой опыт работы с архивами (в том числе весьма закрытыми) во время исследований по русско-китайской границе, показывает, что такого рода архивы никогда не передают кому бы то ни было подлинников своих документов, поэтому в МЦР хранятся по-видимому копии, а вот подлинники, пользуясь своими старыми связями с пограничниками, я попробую поискать.

 

С искренней симпатией и глубоким уважением,

А. Постников.

Alexey V. Postnikov (Full Professor, Doctor of Science)

Assessor International Union of the History of Science and Technology

Director «IMAGO MUNDI» International Journal on the History of Cartography

The Honorable Scientist of the Russian Federation

Academician

International Academy of the History of Science (Paris)

Corresponding Member

European Academy of Sciences (Brussels)

President

International Center of the Roerichs (associated member of the UN)

Chief Research Fellow

Russian Academy of Sciences

Institute of the History of Science and Technology

************. Moscow 109012

Russia

Phone: (7-495)-********* (office)

Fax: (7-495)-**********

Email: ***********(office)

*********** (home)»

Это было 27 марта 2012 года. И что, я бросился публиковать Ваше признание? Ведь Вы упоминаете о моей «борьбе», о «неблаговидных методах». Ничего подобного. Лишь в ноябре, когда у меня случилась поездка в Москву, собираясь на встречу с Вами, я, естественно, спросил разрешение на использование письма в разговоре. А. И. Андреев ответил:

«Fri, 9 Nov 2012 19:35:42

Конечно, поступайте так, как считаете нужным.

Можете сказать А.В., что я предоставил Вам (также как и ему) опись документов из ФСБ и считаю необходимым предание их гласности.

В качестве образцовой рериховской организации я бы указал А.В. на Музей Н. Рериха в Нью-Йорке.

Общественная организация, каковой является МЦР, не имеет права что-либо утаивать от кого-бы то ни было, тем более оскорблять учёных публично на своих сайтах (примеры: Росов и я), составлять «чёрные списки» и т.д. Это же средневековье! Интересно, что А.В. скажет на это…».

Вот Вы и сказали.

Да, я действительно «отредактировал» цитату из Вашего письма. Единственный раз: заменил «попал как кур во щи» на «попал как кур в ощип». И сообщил Вам в письме от 3 декабря 2012 года. Вы не возразили.

Материал был согласован с Вами, по тексту — одно замечание, с которым я не стал спорить (хотя оно и не верное), и исправил по-Вашему. Так какие у Вас могут быть претензии ко мне, какие «заявления» про человеческую и профессиональную этику, когда всё Ваше «заявление» — ложь и обман?

 «ИНСИНУАЦИИ»

Но это были только «цветочки». Теперь приступим к «ягодке», из-за которой я не смог промолчать. Из Ваших ответов во время интервью мне стало совершенно ясно, что Вы не владеете темой, по которой исписаны тысячи страниц на протяжении последних двадцати лет.  Я Вас не перебивал, не возражал и опубликовал  Ваши наивные ответы без комментариев. Чтобы немножко войти в курс дела почитайте «ПОСТАНОВЛЕНИЕ Ревизионной комиссии СФР по результатам проверок деятельности СФР за период с X 1989 г. по II 1991 года»: http://agni3.narod.ru, одну из многих статей (В. КАЛМЫКОВА. Открытое письмо. http://agni3.narod.ru).

В приложении Вы можете посмотреть мой текст (3). Это письмо одному знакомому несколько лет назад. Без моего разрешения он выложил его на форуме одного из рериховских сайтов (конечно, анонимно). Я не стал возражать, поскольку, в отличие от Вас, пишу ли частное письмо или статью для публикации, не отказываюсь потом от высказанного мнения.

Вот одно место, на котором придётся остановиться подробнее.

«Когда об этом стало известно, и положение стало шатким, Шапошникова в апреле 92 года съездила в Индию и с помощью подруги Мэри Пунача привезла бумаги, подтверждающие её полномочия. Но тем самым отменяющие все прежние договоренности и документы, подписанные Святославом, чего, конечно, он не мог совершить. Это главное попрание всех заветов Рерихов, на котором основаны были дальнейшие действия…».

Так что это не я, а Вы, Алексей Владимирович Постников, —

Профессор, доктор технических наук, Академик Международной Академии истории науки (Париж), Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук, Президент Международного центра Рерихов, ассоциированного с Организацией объединённых наций, Член Исполкома Отделения истории науки и техники Международного союза истории и философии науки (Льеж) —

вставили в текст своего «заявления» цитаты из фальшивки.

Вы привели строки из поддельного «Обращения С. Н. Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств» от 26 апреля 1992 года, которое Святослав Николаевич Рерих не писал, не читал, не подписывал. И вообще не знал о его существовании. Приводя цитаты из этой фальшивки, Вы, возглавляющий организацию, которая выступает с лозунгом «защитим имя и наследие Рерихов», оскорбляете память всей семьи Рерихов, поскольку её содержание противоречит всей предшествующей патриотической, идейной и организационной деятельности младшего сына Рерихов.

С. Н. Рерих, с молодости блестящий организатор, руководитель крупных международных организаций, человек, переживший трагедии, случившиеся с наследием его родителей в Нью-Йорке и старшего брата в Москве, на горьком опыте знающий, к чему ведёт сосредоточение власти в одних руках, никогда не мог подписать документа, дающего безграничную власть кому бы то ни было. Тем более, малознакомому человеку, поставив бы в недоумение Л. С. Митусову, Р. Б. Рыбакова, Н. М. Сазанову, К. П. Беликова, О. В. Румянцеву, В. П. Князеву, В. М. Сидорова, Н. Д. Спирину, Е. П. Маточкина и других, рериховские центры в Болгарии, США, Швейцарии и других местах.

Включение цитат из этого «обращения» ставит под сомнение Вашу научную добросовестность. Посмотрите на этот «документ» глазами учёного-архивиста.

На сайте МЦР Ваше «заявление» сопроводили скан-копией оригинала. Неужели у Вас, имевшего дело с тысячами достоверных и фальсифицированных документов, не возникло сомнений в его подлинности?

Ведь возникает ряд вопросов.

1) Почему выложен чёрно-белый скан? Вот здесь выложен цветной скан ещё одного документа (Дополнения от 22 октября 1992 г. в пользу МЦР к завещанию С. Н. Рериха «Архив и наследство Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве» http://lebendige-ethik.netl) и я также прошу Вас оценить его достоверность.

2) Почему напечатано не на бланке МЦР (ведь это якобы обращение Почётного президента МЦР), а на бланке создающейся организации, презентация которой прошла только 15 июня 1992 года?

3) Почему в пафосном предложении – «Помните, что судьба России в ваших руках» слово «России» в разных изданиях МЦР то появляется, то исчезает? На том же самом сайте МЦР на скане есть, а в «Защитим имя и наследие Рерихов — т.1» – нет (http://lib.icr.su/node/17). Почему в первоиздании (Вестник МЦР, 1992, №4-5) – «вызывает у меня тревогу», а в скане – «вызывает во мне тревогу»?

4) Почему после русского текста «обращения» стоит подпись С. Н. Рериха на английском языке?

5) Л. В. Шапошникова в своих сочинениях употребляет такие выражения: «С. Н. Рерих написал…». Это «обращение» С. Н. Рерих, на Ваш взгляд, сам печатал на машинке, ведь его секретарь не знала русского языка?

Далее. Откройте 2-ой том «Полного собрания писем» С. Н. Рериха, изданного МЦР в 2005 году. Последнее, написанное им самим, письмо (Л. В. Митрохину) — 1 марта 1984 года. После этого всего 15 писем (включая самый обильный — 1992 год; последние три письма — без даты), в которых или несколько строчек приписано в письме Д. Р. Рерих (которая и вела переписку), или подпись на тексте, подготовленном для него. 3 июля 1989 года он подписал письмо Р. Б. Рыбакову.  О том, как это было, рассказал сам Ростислав Борисович, который и писал текст. http://lebendige-ethik.net. И в том, что письмо (ставшее известным после публикации в газете «Советская культура» как «Медлить нельзя!») было одобрено С. Н. Рерихом нет никаких оснований сомневаться.

В 1989 году в Москве он подписал документы, ставшие основой для создания Советского Фонда Рерихов. В 1990 году Л. В. Шапошникова и С. Ю. Житенев привезли часть наследства Рерихов в Москву с документами, подписанными С. Н. Рерихом. С 1989 года и до 1992 года нет ни одного письма от С. Н. Рериха. Например, с «инициативой» о создании МЦР. Эта «инициатива» проявилась только в письмах 1992 года.

Как же появились «апрельские письма» 1992 года после почти трёхлетнего перерыва?

Как сообщил «Вестник МЦР» в номере 4-5 в 1992 году: «С 26 апреля по 7 мая вице-президент Международного Центра Рерихов Л. В. Шапошникова и съёмочная группа корпорации «Видеофильм» под руководством Н. С. Бондарчук находились в Индии: гостили у С. Н. Рериха, были в Кулу и Дели. Ими проведены деловые переговоры и отснято видеоматериалов на 26 часов. Л. В. Шапошникова привезла ряд документов, имеющих важное значение для развития рериховского движения…».

О том, что значит «гостить» у С. Н. Рериха в это время, рассказывает индолог Н. М. Сазанова (http://www.lomonosov.org):

«Последняя встреча была в Бангалоре. Грустная встреча, потому что Святослав уже практически не видел. Он чувствовал себя после первой операции плохо… Он по рукам определял, кто пришёл. Когда я приехала, он положил руку: «А, это Натали». Я даже поселилась специально в той же самой гостинице «Ашока», в соседнем номере. Вообще-то глупо, что они жили в одной комнате. Это ужасно! Тут же медсестра, Девика всё время в коридоре, у неё очень болели ноги. Такая толчея! Маленький номер, прихожей не было человеческой, две кровати и тумбочка…». Правда, Л. В. Шапошникова по-другому описывает положение (4).

В Бангалор не было прямого рейса из Москвы. Значит, прилетев в Дели 26 апреля Л. В. Шапошникова должна была ещё добраться до Бангалора. Но уже 26 апреля 1992 года помечены три опубликованных документа: письмо Б. Н. Ельцину http://www.roerichs.com, «Обращение С. Н. Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств», письмо Л. В. Шапошниковой с приглашением стать одним из членов Международного Мемориального треста Рерихов в Бангалоре (со странными словами «Будем чрезвычайно благодарны Вам за ответ», хотя она была в Индии; в отличие от других приглашений, это не опубликовано во 2-ом томе; также не опубликовано и приглашение О. В. Румянцевой).

Поглядите фрагменты общения со С. Н. Рерихом в конце фильма Н. С. Бондарчук «Часовня Сергия. Фильм 3. Учитель учителей»: http://www.kuvshinka.net

Сравним при этом, что написано в обращении С. Н. Рериха к членам Правления Советского Фонда Рерихов 12 ноября 1989 года:

«Моими доверенными лицами в Бюро Правления Советского Фонда Рерихов для решения всех вопросов я назначаю Ростислава Борисовича Рыбакова и Людмилу Васильевну Шапошникову… В целях обеспечения научного, демократического и всестороннего подхода к решению Фондом всех вопросов, связанных с изданием и другим использованием наследия семьи Рерихов, я рекомендую Бюро Правления Фонда сформировать группу экспертов в составе пяти человек, включив в неё вышеуказанных доверенных лиц».

А в «обращении» от 26 апреля 1992 года, которое Вы цитируете в Вашем «заявлении»:

«Подтверждаю полномочия вице-президента и директора музея им. Н.К. Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой. Прошу во всех необходимых случаях советоваться с ней. Меня беспокоят попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению её деятельность и тем самым выразить недоверие к моему решению. Людмила Васильевна остаётся по-прежнему моим доверенным лицом и прошу вас всех это учитывать. Нежелание считаться с ее мнением привело к самовольной и несвоевременной публикации таких работ, как «Надземное» и «Напутствие вождю». Такая самовольная издательская деятельность вызывает во мне  глубокую тревогу. Время публикации ряда работ, к которым причастны мои родители Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи, еще не пришло. Когда срок настанет, вам будет об этом сообщено.

Также должен отметить, что Людмила Васильевна строго выполняет мои инструкции по использованию и хранению архива моих родителей. Любые другие предложения в этом отношении для меня, как наследника и дарителя, являются неприемлемыми».

Все, кто общался с С. Н. Рерихом и Л. В. Шапошниковой без труда определят за текстом «кто есть кто»: мягкость, интеллигентность  и напор,  приказной тон. Из своего опыта могу сказать, что в разговоре Святослав Николаевич часто употреблял характерное присловье – «может быть».

Кроме яркой разницы в содержании, обратите внимание: как мог Президент одной общественной организации (ММТР) «подтверждать полномочия» на выборной должности (вице-президент) другой общественной организации (МЦР) и указывать, кто будет занимать административную должность (директор музея). Если бы ему хотелось  выделить Людмилу Васильевну Шапошникову, то не указывал бы  должности. Напомню, что С. Н. Рерих с молодости был чрезвычайно сведущ в тонкостях организационной работы и никогда не мог бы таким образом выразить недоверие членам общественной организации, лишая их права выбора. А права Президента МЦР этим сводятся к нулю. Что и произошло в результате появления этого «обращения». (Ведь после смерти Ю. М. Воронцова ШЛВ долго обходилась без Президента МЦР. И Вас пригласила потому, что ей была нужна «крыша» академического института РАН для своего Объединенного Научного Центра проблем космического мышления (ОНЦ КМ МЦР) http://www.icr.su).

Откуда он мог знать, «что Людмила Васильевна строго исполняет» его инструкции в ельцинской России? Накануне поездки (26 февраля 1992 г.) его многолетний секретарь Мэри Джойс Пунача писала Л. В. Шапошниковой:

«Дорогая мадам Людмила!

Я надеюсь, моё письмо застанет Вас в добром здравии. Давно от вас не было вестей. Пожалуйста, позвоните или напишите подробно, как там у Вас идут дела…».

В этом же письме она обещала:

«Чтобы о Вас ни говорили, мы всегда на Вашей стороне и готовы оказать помощь, только дайте знать. С любовью и пожеланием больших успехов во всех Ваших делах.

Мэри Джойс Пунача (секретарь С. Н. Рериха)».

Через два месяца они встретились. Потом Людмила Васильевна отплатила за заботу в ряде статей («Российский след Мэри Пунача», «Тень во плоти или как индианка Мэри очаровала наше правительство», «Аферистка Мэри и драгоценности Рерихов»).

Цитируемое Вами «обращение» миллион раз использовалось в подобных случаях. А ведь есть ещё «апрельские (хоть и замаскированные другими датами) письма» Р. И. Хасбулатову, А. Е. Карпову, «октябрьское» Ю. М. Лужкову, а также ещё одно «обращение», которое не решились опубликовать в «Полном собрании писем С. Н. Рериха», изданном МЦР:

«ВСЕМ, КОГО ЭТО МОЖЕТ КОСНУТЬСЯ

Этот документ свидетельствует о том, что Сергей Житенев, который был Вице-преседателем (именно так– А. А.) Фонда Рерихов в Москве, более не связан с Международным Центром Рерихов в Москве и не имеет ничего общего с наследием семьи Рерихов.

Этим я уполномочиваю госпожу Людмилу Васильевну Шапошникову решать все вопросы, касающиеся наследия моей семьи (выделено мной – А. А.).

Если кто-либо будет иметь дело с Сегеем (именно так– А. А.) Житеневым по поводу нашего наследства, они будут действовать на свой страх и риск
С. Рерих

29 апреля 1992 г.».

Почему не выложили скан этого «письма»? Оно еще круче: «все вопросы»! Тем самым лишив полномочий пятого члена семьи Рерихов – свою любимую супругу, Девику Рани Рерих?

И почему же, имея с собой в Индии целую съёмочную группу во главе с Н. С. Бондарчук, Л. В. Шапошникова не записала видеообращение С. Н. Рериха, где бы подтверждались её полномочия? Да ведь рядом был надежнейший любящий человек. Даже, если бы чудом и возникло такое фантастическое предложение, то Девика Рани Рерих, прекрасно ориентирующаяся в обстановке, не позволила бы. И она высказала свое мнение позднее http://lebendige-ethik.net/) http://agni3.narod.ru/Devika.htm .

Cледующее письмо якобы от С. Н. Рериха появилось 18 июня 1992 года. Там шельмовались многолетние подвижники, яркие пропагандисты рериховского наследия — писатель В. М. Сидоров и искусствовед О. В. Румянцева, которые якобы «выступили с неверными сведениями в отношении меня, моего наследия и мадам Людмилы Шапошниковой». И именно тогда опять — какое совпадение — в Индии была Л. В. Шапошникова.

Если Вам нужны ещё сведения для анализа величайшего и позорнейшего блефа рериховского движения за последние 20 лет, то готов предоставить.Но Вы можете обратиться к  доверенному лицу С. Н. Рериха – доктору исторических наук, главному научному сотруднику Центра индийских исследований ИВ РАН, Р. Б. Рыбакову. Или к Н. А. Тоотс, главному редактору журнала «Дельфис», тогдашнему руководителю пресс-центра МЦР, редактору «Вестника МЦР». Думаю, они Вам не откажут.

Но не лучше ли Вам попросить Л. В. Шапошникову рассказать на пресс-конференции, подобно Р. Б. Рыбакову, как фактически писались эти письма?

 «ПАСТЫРЬ»

Что же получилось в результате деятельности под прикрытием «документа» о  доверенном лице? Как рассказывала мне одна из тогдашних сотрудниц МЦР: «Мы пинком открывали дверь в любой кабинет на самом верху».

Несмотря на провозглашаемую верность делу Рерихов, в своей теоретической и практической деятельности Л. В. Шапошникова стала самой успешной последовательницей А. Н. Дмитриева из Новосибирска, в молодые годы поклонника учения Г. Гурджиева. Руководителя т. н. «группы Дмитриева», которая в 1979 году обратилась в органы советской власти с «меморандумом», запиской «О проблеме создания культурно-научного центра в развитии идей Н. К. и Е. И. Рерихов». Против предложенных методов выступил известный рериховед П. Ф. Беликов, сотрудник и друг С. Н. Рериха. Не случайно тогда промолчала  Л. В. Шапошникова. Созданная ею в постсоветское время организация – МЦР – построена на принципах, провозглашенных в этом «меморандуме». Например: «Особо подчеркнем, что вся литература, связанная с идеями «Живой этики», должна проходить полную подготовку к печати только в редакционно-издательском отделе Центра». Её сочинения, благодаря которым она, по мнению доктора философских наук В. В. Фролова, превзошла всех философов древности и современности, основаны на положениях, заимствованных из этой «записки». Л. В. Шапошникова стала главным поп-эзотериком среди тех, кто входит в созданную ею неформальную «Международную Церковь Рерихов», где наследие и деятельность великого русского художника, мыслителя-гуманиста и культурного деятеля Н. К. Рериха толкуется исключительно на основе указаний самоназначенного «гуру». И все отступления  жестко караются. Поэтому  вокруг собрались те, кто не в силах осуществлять требование Канта – «иметь мужество пользоваться своим умом». Для них всегда нужен «духовный пастырь, совесть которого может заменить мою». Что такое «секта» пастырь  учила не по Дворкину.

Нынешний покров титулов, званий и наград сшит постепенно под воздействием сакрального ореола «особых полномочий». Под ним кандидат наук  1992 года. Но с точки зрения «философии космической реальности» кандидат наук космического масштаба.

Индолог Людмила Васильевна, которую я знал в 1970-80-е годы, и та руководящая барыня, с кем общался в 1990-е – различались принципиально. Два месяца мне хватило в МЦР, чтобы познакомиться с хорошими людьми, но ощутить атмосферу духовной казармы. В 1998 году я ответил на открытку Л. В.  Шапошниковой по ее домашнему адресу на проспекте Вернадского:«Пишу лишь о том, чему был свидетель, как руководитель пресс-центра МЦР. В МЦР – авторитарный стиль руководства, искусственно поддерживаемая “милитаризованная” обстановка, все и вся оценивается с точки зрения — “наши” и “не наши” – с Вашей подачи. Вы не прошли испытания властью… А ведь посмотрите внимательно вокруг себя. Вам поют дифирамбы, никто не осмеливается ослушаться, полное повиновение, иначе “себе дороже”… Давно настало время “остановиться-оглянуться” — “за что боролись?” За то, чтобы в общественном сознании за последователями Рерихов закрепилась репутация вечных скандалистов? Делящих Наследие, власть, влияние и порой вообще непонятно что…».

Оно дошло до адресата. В 2001 году Т. О. Книжник написала мне – Л. В. Шапошникова убрала мою статью из сверстанного сборника, посвященного памяти П. Ф. Беликова, «без объяснения причин». Ну, убрала и убрала. Я Вам подарил сборник памяти П. Ф. Беликова, изданный мной в Абакане.

Понимаете, Алексей Владимирович, мы все, кто близко соприкоснулся с рериховским наследием – пигмеи по сравнению с фигурой Николая Константиновича Рериха. И если один вдруг заявляет, что защищает имя и наследие Рерихов, то это просто означает, что он потерял чувство реальности. Как можно защищать то, что не в состоянии объять, в материальном отношении находится во многих странах планеты, а в духовном – не поддается учету и контролю. Давно я уже написал::«Вне прямой зависимости от деятельности (бездеятельности) рериховских организаций происходит фундаментальный процесс многопланового вхождения наследия Рерихов в сферы культуры и духовной жизни страны, объективно основанный на факте свободного доступа к Рериховскому наследию» (5).  Чтобы прикоснуться к  феномену  Рерихов достаточно зайти в любой книжный магазин и купить альбом или книгу.

В 2009 году МЦР праздновал обманную дату рождения под лозунгом «Двадцать лет борьбы и побед». Против кого боролись? Кого победили? Пять томов сборников, изданных МЦР на эту тему – позор современной русской культуры. Вы можете представить, чтобы один из музеев Л. Н. Толстого или М. Горького стал бы издавать сборники в защиту «имени и наследия», записывая других в «лжетолстоведы» и «лжегорьковеды»?

Если в архиве МЦР скрывают от посторонних глаз предметы культа и поклонения, то надо перерегистрироваться в религиозную организацию, а раз там документы и материалы, относящиеся к жизни и творчеству великих деятелей культуры, то почему они закрыты для независимых от МЦР ученых? Почему не последовать примеру старейшего рериховского учреждения – Музея имени Николая Рериха в Нью-Йорке,  и выкладывать документы на сайт?

Простите за возможную резкость выражений, но ведь я Вам писал — не делайте ложных шагов. Предлагал вразумить воспитанников Вашей организации. Они не унимаются. Кому охота связываться с МЦР, если, даже по поводу интервью у руководителя, сразу поднимается хор:

«Присоединяюсь ко всем, кто выражает своё уважение и сердечную поддержку Алексею Владимировичу Постникову. Совершенно очевидно, что так называемое интервью, состряпанное А. Н. Анненко — самая настоящая гнусная провокация…»;

«От кого: Юрий Гагарин <yuriy-gagarin34@mail.ru>

15 января 2013, 16:59

Будешь врать,я твои кишки на елках развешу,падла газетная»;

«Очередной провокационный опус А. Анненко выглядит жалкой попыткой поколебать авторитет МЦР в глазах общественности. Однако неприглядная картина, которую попытался обрисовать автор, далека от действительности. Облик А. В. Постникова, представленный Алексеем Анненко — подделка, что видно невооружённым глазом.

Созидательная деятельность Международного Центра Рерихов в деле охраны культуры и утверждения значимости наследия Рерихов сегодня обеспечили Международному Центру Рерихов непререкаемый авторитет во всём мире. Многочисленные культурно-просветительские, общественные и государственные учреждения по всему миру считают для себя честью сотрудничать с Международным Центром Рерихов. А где же деяния господина Анненко, помимо клеветы и наветов?»

Можно бы и в суд подать. Но, может быть, это Вам греет душу.

Правда, эти добрые люди отвлеклись от точно такой же защиты Б. И. Булочника. Не случится ли несчастье за это время с «Мастер-банком»?

А по мне, так разве может задеть честь и достоинство клевета от воспитанников такой организации? Пользуясь случаем, выскажу им (самой способной в этом жанре — Т. В. Житковой) свою искреннюю благодарность, они привлекают интерес читателей к моим редким выступлениям. Пришлось написать вот этот текст для тех, кто хочет знать правду. Это тоже «заказной» текст, моя «борьба», «нападки на Рерихов и МЦР»?!

Должен заодно разочаровать защитников МЦР. Дела, видимо, идут неважно. Верхушка этой организации и примкнувшая к ним Г. И. Маланичева уже построили «запасной аэродром» (http://www.icr.su ). Те же люди, которые уверяли, что МЦР непоколебимо стоит на страже имени и наследия Рерихов, подставили себе вторые кресла, теперь в новой организации — Комитете по сохранению наследия Рерихов, во главе с новым менеджером.

В тот день, когда появилось Ваше «заявление», не стало прекрасного человека, выдающегося рериховеда  Е. П. Маточкина ( http://ru.wikipedia.org),  много сделавшего для МЦР, для руководительницы лично, но однажды написавшего, о книге, вышедшей в МЦР, несколько критических строк искусствоведа. То, что на «мцр-овском» сайте, в отличие от других рериховских сайтов, «не заметили» такой утраты для рериховедения, добавило еще один штрих к ответу на вопрос «кто есть кто».

 В ИТОГЕ

1) Интервью с Президентом МЦР А. В. Постниковым опубликовано в этико-философском журнале «Грани эпохи» в соответствии со всеми нормами человеческой и профессиональной этики.

2) В «Заявлении Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко» на сайте МЦР от 14 января 2013 года – ложь;

3) Цитаты в нем  якобы из письма С. Н. Рериха от 26 апреля 1992 года – фальшь.

На мой взгляд, Вы должны бы  убрать «заявление» с сайта.  Но, думаю, это Вам не по силам.  Жаль крупного ученого, я Вас не виню, ведь  известно, «с кем поведешься, от того и наберешься». Никто лучше Вас не определил Ваше собственное положение. А уж попали «во щи» или «в ощип», разницы нет…

Вы настаиваете, что МОО «Международный Центр Рерихов» –Ассоциированный член ДОИ ООН, Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов, Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ), Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»– общественная организация?

Так давайте проверим.

 * * *

 Прошу Правление МЦР ( http://www.icr.su/rus/about/direction/managing/), Совет попечителей МЦР (http://www.icr.su) публикацию «Ложь “Заявления Президента МЦР А. В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А. Н. Анненко”» в этико-философском журнале «Грани эпохи» (№ 52, зима 2012-13 г.) разместить на сайте МЦР, считать публикацию моим заявлением по поводу интервью, данного мне Президентом МЦР А. В. Постниковым 14 ноября 2012 года, прошу по обстоятельствам, изложенным в публикации, дать ответ, сообщить на сайте МЦР, уведомить редакцию журнала «Грани эпохи» в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Одновременно повторяю, что т. н. Международный совет рериховских организаций http://www.roerichs.com (на самом деле – отдел МЦР) самовольно, не имея никаких прав, носит имя С. Н. Рериха и своей деятельностью оскорбляет память великой русской семьи Рерихов.

 

Член Союза журналистов СССР, России

(членский билет № 11119) ,

лауреат творческих конкурсов

Совета Федерации Федерального собрания РФ,

Верховного Совета Республики Хакасия,

Союза журналистов России,

Анненко Алексей Николаевич.

 Абакан.

22 января 2013 года.

 

* * *

1)

ГАРАНТОМ МОГЛО БЫ СТАТЬ ГОСУДАРСТВО

После всего, что случилось в Советском фонде Рерихов

 

В начале июня ряд газет опубликовал письма-обращения в поддержку Международного центра Рерихов (МЦР) в Москве за подписью известных деятелей культуры и науки. Одновременно на имя президента РФ Б.Ельцина пошли телеграммы с просьбами об активном вмешательстве и поддержке усилий МЦР по созданию «Большого музея Рерихов». Почему не только не исчезают, но все множатся осложнения в работе МЦР? Кто и почему мешает созданию настоящего Центра Рерихов? Кто виноват в невыполнении обещаний, данных С.Н.Рериху при передаче им наследия семьи в Россию, и, прежде всего, обязательства по открытию к 1 января 1991 года музея Рерихов в отремонтированной «усадьбе Лопухиных» на улице Маркса-Энгельса?

Вернемся к тому, почему руководством Международного центра Рерихов вновь, и в который уже раз, поднимается «правозащитная кампания». Очень часто кричит громче всех тот, на ком шапка горит. И нынешняя кампания по обличению всех властей предержащих, пожалуй, самая масштабная из проводимых руководством МЦР, а конкретно его вице-президентом Людмилой Шапошниковой. А незадолго перед ней она публично (в февральских «Правде», «Народной газете») выбранила вдову С.Н.Рериха госпожу Дэвику Рани Рерих за то, что та похоронила Святослава Николаевича не так и не там, как обещала нам Л.Шапошникова. А еще раньше была организована печатная травля С.Житенева, душеприказчика С.Н.Рериха. А совсем недавно, в мае, по рериховским организациям СНГ была разослана бумага МЦР, «отлучающая» от рериховских дел Р.Рыбакова — первое доверенное лицо С.Н.Рериха по переданному в Россию наследию. А до этого были оболганы правление и бюро Советского фонда Рерихов (СФР) якобы за бездействие и на этом основании произведена незаконная ликвидация СФР. До этого была ошельмована ревизионная эмиссия СФР, подвергшая резкой критике деятельность Л.Шапошниковой как зампреда правления СФР. И лично Л.Шапошникова провела тотальную кадровую чистку в СФР, начав с председателя Совета трудового коллектива В.Лепешинского. Цели и суть этой бурной деятельности — сокрушение всех мешающих в борьбе за абсолютную монополию в рериховских делах.

С.Н.Рерих в своем обращении к правлению СФР подчеркивал необходимость единения усилий, «законного, демократического и научного» обращения с наследием его семьи. Систематическое и целенаправленное извращение правовых и демократических норм привели к развалу успешно начатой СФР работы и невыполнению обязательств данных С.Н.Рериху. Все это было вскрыто и оценено еще в постановлении ревизионной комиссии СФР от 15 мая 1991 года по итогам документальной проверки. Там были названы и конкретные виновники. Правление СФР тогда на критику не отреагировало.

Сменивший Б.Угарова на посту председателя правления СФР В.Лакшин не довел постановление ревизионной комиссии до сведения членов правления. В сентябре 1991 года он совместно с Л.Шапошниковой незаконно ликвидировал и правление, и ревизионную комиссию, и сам Советский фонд Рерихов. Тогда же без проведения отчетной конференции, без создания ликвидационной комиссии, без законного решения и процедур был создан Международный центр Рерихов, объявивший себя правопреемником СФР. Каковым он и по сей день не является, ибо Министерство юстиции РФ в распоряжении от 1 февраля 1993 года объявило об отмене первоначальной регистрации МЦР в качестве правопреемника СФР. Так что наследием семьи Рерихов Международный центр в Москве владеет незаконно.

Много шума было вокруг известия о том, что незадолго до своей смерти С.Н.Рерих подписал пакет документов, подтверждающих право на наследие Рерихов именно МЦР и лично его вице-президента Л.Шапошниковой, привезенный из Индии ею и Н.Бондарчук. Но еще больше обнаружилось резонов сомневаться в их юридической состоятельности. К сожалению, правовой и криминалистической экспертизы документов до сих пор не проведено — тем интереснее будет работать историкам в будущем. Но уже сейчас каждому сведущему в рериховских делах человеку очевидны многочисленные чужеродные «уши», торчащие из этих прелюбопытнейших документов. Ну, например: «Меня беспокоят, — написано от лица С. Н. Рериха, — попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению ее (Л. Шапошниковой. — А. Ю.) деятельность и тем самым выразить недоверие моему решению. Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом, и я прошу всех это учитывать». В таком указующем стиле С.Н.Рерих никогда не позволял себе говорить.

Показательно, что во всем пакете «документов от С.Н.Рериха» ни словом не упоминается законный владелец архива — СФР, как будто его не было вовсе. Не может быть, чтобы вопрос о передаче наследия от одного юридического лица (СФР) к другому (МЦР) не был специально оговорен. Так, в двух отдельных бумагах говорится об исключительности полномочий Л.Шапошниковой, без санкции которой теперь никто и пикнуть не смеет. Именно этот назойливый тезис стал главным во всем пакете документов, за которыми Л.Шапошникова слетала в Индию после предания гласности постановления ревизионной комиссии СФР на двух всероссийских рериховских конференциях.

Реакция нашей общественности на этот пакет документов была разной. В среде людей ответственных и информированных эти бумаги, мягко говоря, доверия не вызвали. И чем больше поступало известий из Индии, тем больше росло недоверие. Другое дело люди, слепо доверяющие вице-президенту МЦР, для кого Л.Шапошникова, как к примеру для президента Международного центра Г.Печникова, «наш Махатма, наш Гуру» (из протокола МЦР, переданных Минюсту. — А.Ю.). Зато абсолютно несуеверные, «свои», избранные Л.Шапошниковой, запросто, келейно-семейно копают золотые россыпи рериховского архива. И как тут не вспомнить, что этот архив в сорока больших ящиках, практически не описанный при получении в Индии, так и не был законно принят комиссией экспертов при привозе в Москву, а наиболее ценная его часть двумя чемоданами была прямо из аэропорта перевезена на квартиру нынешнего вице-президента МЦР Л.Шапошниковой.

Вряд ли все это известно уважаемым мэтрам, которые подписывают письма-обращения в защиту Международного центра Рерихов в Москве. Полагаю, они делают это по различным причинам. «Для доброго дела», например.. Перечни фамилий http://www.icr.su/rus/about/trustee/ ) выходят внушительными и грозными. Но ведь не менее внушительными были имена других академиков, президентов, директоров и советников, входивших для начала в состав правления Рерихов, использованных нынешним вице-президентом МЦР и затем вышвырнутых за ненадобностью. Это мы уже проходили. После всего, что там случилось, имена подписавших мэтров не добавят «феномену Гуру» законности или порядочности. Манипуляция людьми, бессердечное их использование как простого «средства» извращают на практике духовные истины рериховского наследия.

Альтернативой может быть только сердечное, добровольное, деловое сотрудничество духовно свободных, компетентных и ответственных людей. И такие объединения уже существуют и работают. И государство, войдя в контакт с ними, помогая им (например, в форме создания государственного музея Рерихов), могло бы непосредственно осуществлять свои функции гаранта и правозащитника подлинно демократической общественности. Равно как и защиту духовного здоровья страны от нахрапистых «учителей».

 

Александра ЮФЕРОВА,

искусствовед, председатель ревизионной комиссии

бывшего Советского фонда Рерихов.

«Знамя Мира», N8 (11) за 1993 г., стр. 6.

 

* * *

2) Анкета Е. И. Рерих  на репатриацию. 1948. – Юрий Рерих. Живое наследие. Материалы к биографии. ­–  М.: ГМВ, 2012. С. 59.

3)

Алексей Анненко

К истории МЦР

(письмо знакомому)

«…Ты не учитываешь, что общественная организация в годы советской власти – это не общественная организация в подлинном значении. Советский Фонд Рерихов в 1989-ом должен был занять примерно такое же место, как только что появившийся тогда Советский фонд культуры или уже существовавший Советский Фонд Мира. Внешние атрибуты соответствовали критериям общественных организаций, но появиться и существовать такие организации могли только при государственной поддержке. И при благоволении на самом верху. Такое дал Горбачев. Преимущество такой организации заключалось в том, что она могла действовать поверх рамок определенного ведомства, устанавливать контакты без оглядки на чиновников определенного министерства, скажем, культуры.

Для советской системы это было большое преимущество. Можно было относительно независимо выходить на местные органы власти, устанавливать контакты с заграничными организациями, самостоятельно определять приоритеты деятельности. Но существовать такая организация могла только при финансовой поддержке государства. Так существовал, например, Советский Фонд Мира (одна из КГБ-шных организаций). Не случайно именно этот Фонд смог на первых порах легко дать родственной организации два миллиона «на обзаведение». Ясно, что деньги эти не были получены от членских взносов, а меценатов тогда, кроме государства, не было.

Охотников возглавить рериховский Фонд было немало. Это давало определенное положение в обществе, возможность распоряжаться немалыми деньгами, а авторитет и влияние на рериховцев вообще взмывали на небывалую высоту. Шапошникова была на виду, но никто не рассматривал ее всерьез в роли лидера. По правде говоря, тогда она и для Святослава была одной из числа известных ему людей, но вовсе не единственной. Такой ее видел и Рыбаков: мол, человек деловой, пусть выполнит техническую роль, организует аппарат, доставит картины и архив, у нее давние связи с КГБ, начнет работать. А определять приоритеты и руководить будем мы. Важно лишь, чтобы рериховская организация не оказалась подчиненной определенному ведомству, министерству культуры, а тем более Музею Востока.

Так появилось письмо и публикация «Медлить нельзя». И поначалу всё закрутилось, как задумывалось. Если раньше во время приезда Святослава в Москву к нему был довольно свободный доступ, то в 1989 году все проходило под контролем Шапошниковой. Организаторская хватка у нее железная. Это все сразу увидели, но не сразу оценили последствия. Был образован Фонд, назначены доверенные лица. С преодолением таинственных препятствий (очень странных при передаче культурного наследия) привезены тонны бесценного груза.

И вот тут Шапошникова показала своим «соратникам» как наивно они заблуждались относительно ее характера и ее роли в руководстве Советским Фондом Рерихов. Если бы советская система продолжала существовать, то «дворцовый переворот», совершенный ею, остался бы неизвестным. Звезда взошла бы на общественный небосклон и засияла наряду с именами Карпова (Фонд Мира), Лиханова (Детский Фонд), Михалкова (Фонд культуры)…

Но времена стали меняться, уже в марте 1991 года рериховская общественность «показала зубы», потребовав на конференции, собранной СФР, переизбрать руководство. Не тут-то было. Все прежние договоренности Шапошникова разорвала, как простые клочки бумаги. Она растоптала решения ревизионной комиссии Фонда, разогнала доверенных лиц и лиц помельче и поставила вопрос ребром: кто со мной – останется, кто против меня, тот против Рериха – до свидания… Она обвела «соратников» вокруг пальца одной руки.

И тогда лишь, 23 апреля 1991 года, более, чем через год после получения: «Шапошникова Л. В. передала, полученное от С. Н. Рериха имущество, Музею Н. К. Рериха, являющемуся структурным подразделением СФР…». От самой себя – самой себе!!!

26 июля 1991 года в газете «Московский художник» вышла статья искусствоведа Александры Юферовой, председателя ревизионной комиссии  Советского фонда Рерихов под показательным названием «Фонд Рерихов или Шапошниковой?»

Собственно, путч ГКЧП спас ее от судебной ответственности, поскольку документам ревизионной комиссии СФР был дан ход, но в конце того же года прежнее государство и сложившаяся система рухнули. Выжить можно было, если учесть новые обстоятельства. Так при организации  Международного Центра Рерихов учредителями стали несколько организаций, в том числе коммерческая болгарская фирма «Лада М»! Пока неизвестно почему, но был допущен просчет: не состоялось оформление юридической преемственности в условиях нового государства.

Когда об этом стало известно, и положение стало шатким, Шапошникова в апреле 92 года съездила в Индию и с помощью подруги Мэри Пунача привезла бумаги, подтверждающие ее полномочия. Но тем самым отменяющие все прежние договоренности и документы, подписанные Святославом, чего, конечно, он не мог совершить. Это главное попрание всех заветов Рерихов, на котором основаны были дальнейшие действия.

Опомнившиеся оппоненты попробовали сорвать «стоп-кран», добились даже постановления правительства, но времена изменились, «поезд ушел» без них.

Но главное было обеспечить экономическую состоятельность. Она пометалась – то ли Сибирь (но там тогда слишком сильны были конкуренты – СибРО), то ли Петрозаводск, то ли МВД? За всем этим были конкретные люди и проекты (например, на уровне председателя СО АН СССР)…

И тут они встретились.

Набиравший силу банкир, понимавший, что надо вкладываться, переводить бумажные деньги в реальные, легализовать капитал, и общественная деятельница, имеющая в распоряжении нетленные ценности, нуждающаяся в экономической поддержке. Улыбка судьбы – ну, обязательно, не Прохоров какой-нибудь, а обязательно – Булочник, сразу понявший преимущества вкладывания денег в особняк и землю в центре Москвы! Да еще картины! Причем при наличии немалых льгот для общественной организации. Не говоря уж о благоприятном имидже радетеля за русскую культуру. С полным основанием, кстати говоря.

Какой договор они заключили, вряд ли когда станет известно. Денег Шапошникова могла теперь не мерить. Но для нее важно было другое. Она поставила перед собой цель безграничной власти и решила ее добиваться без оглядки на средства. При этом было ясно, что просто так деньги не даются. Правовая неопределенность только на руку. Рериховцы при МЦР думают, что они защищают Рериховское наследие, а их используют для защиты финансовых вложений одного из российских банков и стоящих за ним силовых структур. Судьба ценностей и усадьбы решается в «силовых» организациях, а вовсе не в суде, не в споре общественной организации с государственными структурами. Все нынешние крики о воле создателя «общественного Музея» служат завесой положения, что воля была высказана в другом государстве, в другой системе экономического устройства. В этой она не работает.

В нынешней системе никакой общественной организации МЦР (кроме формальной оболочки в которую она завернута) не существует. Есть частное учреждение, функционирующее в интересах частных инвесторов, и лишь попутно приносящее пользу обществу. И этой иллюзией борьбы за правое дело Шапошникова обольщает своих сторонников. На виду лишь марионетки в роли руководителей псевдообщественных организаций и Международных Советов. Некоторые из них сами добросовестно заблуждаются.

Только не «гуру». В этом-то и двойственность положения Шапошниковой. Она выполнила свою роль, давно уже по-крупному ничего не решает, другие прокладывают колею, по которой она бредет. Подлинным шефам выгоден миф о Шапошниковой как «Фокуса» и он поддерживается. С другой стороны, и она не в силах отказаться. Она уже мифологический персонаж, теоретик, столько написала. Хотя, как талантливый компилятор и популяризатор, выпади ей стать гендиректором Музея имени Льва Троцкого, и получи деньги на это, она написала бы не меньше о Троцком, и с таким же успехом. И с такой же убедительностью для своих поклонников.

Фактически она ничего не сделала для выполнения порученного ей – полученное наследство не имеет правового фундамента, судьба усадьбы решается в торге между Булочником и «силовыми» структурами, рериховские общества используются в интересах частного капитала, рериховцы в социальном плане дискредитированы. МЦР, как общественная организация не существует, это отдел по связям с общественностью одного из банков, который (отдел) не закрывают, потому что это пока не выгодно.

В этом ничего удивительного нет. Диалектика. Шапошникова дитя и плоть от плоти советской системы. Переходное звено, человек, отравленный ядом власти. Других методов и приемов она не знала и знать не хочет. Время выбрало ее и она его оседлала.

С Живой Этикой на устах, на самом деле она идет под девизом – «после меня – хоть потоп». Все нравственные «условности» отброшены. Спекуляция на Имени беспримерна. Шапошникова фактически обеспечила условия, что успехи за эти годы будут связываться с легендами вокруг ее имени, а катаклизмы, предстоящие МЦР – с именами ее преемников…

Смутное время, однако, закончится и Рериховское наследие займет в нашей стране то достойное место, которое ему суждено. И оглянувшись, все увидят в 2050 году – какое скромное место в процессе утверждения занимало нынешнее руководство МЦР…».

Абакан.

2008 год.

* * *

4)

Людмила Шапошникова. Вестник красоты.

«Я смогла встретиться с ним в 1992 году, через два года после передачи наследия Рериха в Россию. Святослав Николаевич, перенесший две серьезные операции, чувствовал себя неважно. Но, несмотря на это, был активен, общителен и охотно шел на беседы… Святослав Николаевич и Девика Рани жили в это время в самом городе, в гостинице «Ашока»… С  чего бы ни начинались наши разговоры, Святослав Николаевич поворачивал их к трудностям МЦР и Музея имени Н. К. Рериха. Внимательно выслушивал мои рассказы об этих трудностях, а затем начинал действовать. Тогда же он написал письмо президенту Б. Н. Ельцину с просьбой помочь вернуть МЦР и Музею имени Н. К. Рериха незаконно удерживаемую Музеем Востока коллекцию картин Николая Константиновича. Сделал обращение к рериховским обществам России, тогда уже начинавшим нарушать его волю, а через несколько месяцев прислал нам очень нужные документы…».

Воспоминания о С. Н. Рерихе. – М., МЦР, Мастер-банк, 2004. С. 30.

 

* * *

 

5)

А. Н. АННЕНКО

 

СЕМЬ ЭПОХАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ

современного Рериховского движения (понимаемого, как совокупность действий, вызванных отношением к Рериховскому наследию) в России

 

Завершился важнейший этап, достигнуто положение, о котором мечтали Основатели РД и многие поколения рериховцев. В настоящее время любой житель нашей страны имеет полную возможность свободно знакомиться с творческим наследием семьи Рерихов, Учением Живой Этики и применять (не применять) по своему усмотрению. Положительное влияние этого факта невозможно переоценить.

Рериховское движение позиционируется как течение общественной жизни. Очевидны достижения в культурно-просветительной сфере. Вместе с тем, РД не имеет оригинальной программы деятельности, не является влиятельной социальной силой в жизни страны. Просматриваются определенные параллели с бытованием Трезвеннического движения.

Функционирует организационная структура (МСРО при МЦР), основанная на одномерном понимании целей РД, которой предстоит измениться (или отмереть).

Рериховцы, рассматриваемые, как члены рериховских организаций, не представили собой в чем-то особый, привлекательный (для других граждан) образ личностей, которым принадлежит будущее. Пополнение организаций практически прекратилось. Наряду с этим существует тонкий слой подлинных последователей Рерихов.

Рериховское движение не имеет лидера по признаку безусловного духовно-нравственного авторитета. Для сравнения. Несопоставимы авторитеты двух общественных фигур – хозяек соседних Музеев (ГМИИ имени А.С.Пушкина и Музей имени Н.К.Рериха). Невозможно представить, чтобы могли появиться публичные тексты против действий Ирины Александровны Антоновой, хотя бы отдалённо напоминающие тексты против действий Людмилы Васильевны Шапошниковой. В то же время имеются несомненные выдающиеся личности, проявившиеся на ниве РД.

Возникли и действуют молодые учреждения – МЦР, Музей в Изваре, «Наследие Рерихов» ГМВ, ГМИСР в СПб, Исследовательский Фонд Рерихов, Самарский Центр, Музей имени Н.К.Рериха в Новосибирске, Институт Человекознания в Томске и другие, сосредоточенные на изучении и пропаганде наследия Рерихов. Всё более возрастает уникальная роль рериховского Интернет-пространства.

Формируется качественно иное положение «Державы Рерихов» в общественном сознании. Вне прямой зависимости от деятельности (бездеятельности) рериховских организаций происходит фундаментальный процесс многопланового вхождения наследия Рерихов в сферы культуры и духовной жизни страны, объективно основанный на факте свободного доступа к Рериховскому наследию.

 

13 декабря 2008 года.

Абакан.

 

ВЕСТНИК МЦР 1992 №4-5

Источник

 

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Blogger
  • Blogosphere News
  • email
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • blogmarks
  • MisterWong.DE

Похожие записи:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.