Портал госуслуг. Пока пилот. Впечатления.

Интересный проект портала госуслуг запущен. Об этом написала GAZETA.RU:

Запущен электронный портал госуслуг

Министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев перевел из тестового режима в рабочий интернет-портал государственных услуг. В настоящее время на портале размещено 108 услуг федерального уровня и более 200 региональных и муниципальных услуг. В ближайшее время будет запущено еще около 500 услуг федерального уровня.
Как отметил генеральный директор «Ростелекома» Антон Колпаков, целью портала является сведение к минимуму общения граждан с чиновниками.
Кроме того, сами пользователи смогут находить на портале существующие недоработки и сообщать о них.
«Мы ожидаем, что наши пользователи помогут нам сделать так, чтобы этот портал работал бесперебойно и безошибочно», – сказал Щеголев.
В настоящее время проходит технический запуск портала по всем серверам. Как пояснили в «Ростелекоме», все технические процедуры должны закончиться уже ночью.

Главное, о чем подумалось в отношении портала — для кремлевских и белодомовских аналитиков это огромный кладезь «золотой» информации о том, чем, какими проблемами живет народ российский, о чем головушка-то болит. Настроить кубы, подготовить аналитические срезы — и корректируй себе по ним на здоровье обратную связь с народом. Перед выборами — актуальнейший момент.

UPD.

Портал пока мертв. Видно не ожидал столько гостей …

В.М. Шукшин

Каким все-таки гением был этот человек! Вот умел всю душу наизнанку вывернуть! Вывернуть так, чтобы она заныла, защемило сердце и под ложечкой засосало, или чтоб тоска накатила, да так, что мочи нет, или радость просияла несказанная, поющая всеми голосами птиц весенних. Побольше бы таких людей рождалось … С широкой душой, всеобъемлющей, человечной, вселенской, я бы сказал …

Непростое дело Полковникова Максима

Запостил вот осюда: http://kimi4.livejournal.com/328040.html

«09.11.09 было полгода, как погиб Полковников Максим. мой сын 12 лет.
Его сбила машина 09.05.09 на пешеходном переходе в Южном Измайлово.
До сих пор ничего не происходит с делом.
С уголовным делом № 110750, заведенным по нашей инициативе в СУ ВАО г. Москвы, 27 мая — НИЧЕГО.
нет ни движения, ни наказания, ни перспектив.
больше молчать не можем.


«

Стихи

* * *
Света лучом стучусь я к тебе.
Ветра порывом стучусь я к тебе.
Каплей дождя стучусь я к тебе.
Лишь отвори — я с тобой, я везде.
Шелестом трав говорю я с тобой.
Пением птиц говорю я с тобой.
Только услышь меня, сердце открой —
Навеки, навеки останусь с тобой.
Звёзды зажёг — твой путь осветить.
Молнии бросил — твой путь осветить.
Солнце создал — твой путь осветить.
Только узри — и не сможешь забыть.
Найди красоту во всём и везде.
Найди красоту наяву и во сне,
В улыбке ребёнка, в тумане, в росе.
Слушай, смотри — я с тобой, я — везде…

* * *
Любовь есть Свет,
Любовь есть Жизнь,
Любовь — основа мирозданья.
Любовь не купишь за гроши:
Любовь лишь дарят, дарят, дарят
Любовь прекрасна и ценна
И меркнут все богатства мира,
Когда цветами расцветёт она,
Благоухая ароматом милым.

Дом престарелых в Ямме

Нет предела человеческой жестокости. Удивляет, что те кто это вытворяют еще считают себя порядочными людьми. Некоторые из них давали клятву советского врача — не Гиппократа, но все же клятву.
Ссылку на этот пост мне прислал Дмитрий Савицкий. Завтра в эфире «Дождя» об этом буду рассказывать. Если кто-то знает как и может реально помочь в этом деле оставляйте свои координаты…

Оригинал записи: http://o-liska.livejournal.com/26814.html

Надо что-то делать с домом престарелых в Ямме!
В течение почти двух лет мы пытались исправить ситуацию самостоятельно, но у нас ничего не получилось. В Ямме все хуже и хуже. На нашем попечении около 30 домов престарелых и больниц в Нижегородской, Новгородской, Брянской, Псковской, Тульской, Тверской областях, но нигде нет такой ужасающей смертности, как в доме престарелых в Ямме.

И мы уверены, что виной тому отсутствие какой-либо врачебной помощи и наплевательское отношение к старикам персонала Дома, а главное — равнодушие его директора.

Ездившие в Ямм помнят старушку Ирину Алексеевну В. В 2008 году бабушка выглядела как-то вот так:

Потом сознание у неё постепенно угасало, и её отселили в отдельную комнатку. Комнатка была небольшой, зато окно в ней было огромным. И щели в нём тоже были огромными. А летом, когда мы устроили рядом с Яммом волонтерский лагерь и делали в Доме престарелых ремонт, мы узнали, что памперсы лежачим бабушкам меняют крайне редко. Мы решили по мере сил помочь санитаркам, которых не было, и в процессе пришлось перевернуть и рассмотреть в том числе Валдаеву. В нос ударил запах аммиака в какой-то немыслимой концентрации. Матрас у бабушки был в клеенчатом чехле и поэтому влагу не впитывал, памперсов у бабушки не было.
Вот бабушка и лежала на матрасе, в ямочке, которую она вылежала, и ходила под себя.
И выглядела вот так:

Директор отказался заходить в эту комнату и помогать нам поддерживать бабушку, пока мы обрабатывали пролежни и надевали на неё памперс (они там почему-то покупают бабушкам за деньги самих бабушек самые маленькие памперсы, которые едва только можно натянуть).
Мы привозим туда памперсы, ходунки, инвалидные коляски, постельное белье, но все это оказывается «запертым в подсобке, а ключ у сестры-хозяйки», которой вечно нет на месте.

Так вот: директор не только отказался нам помогать, но и смотреть не захотел. «А чего вы хотели? — говорит. — Бабушке годков много. Вот у неё и пролежни».
Кто-то еще из персонала нам радостно сообщил: «Да это не пролежни, это просто трупные язвы, она же старая и скоро помрёт!».

Отмучилась бабушка относительно недавно. Мы в последний раз видели ее 30 сентября. Не стали её фотографировать: у неё один глаз совсем вытек, другой запал страшно. Умирала она уже без глаз.
Вот тут вообще без всяких оговорок можно сказать, что ТАМ бабушке будет однозначно лучше.

Мы обращались в соцзащиту города Пскова, просили о переводе бабушек в другие учреждения. Кроме кладбища, не перевели никого и никуда. Неожиданная проверка, о которой директор узнал за день до ее приезда, обнаружила бабушек (естественно) перебинтованными с головы до ног, обещала вынести директору строгий выговор, и все осталось по-прежнему. Медсестрам тоже обещан выговор, но, по словам директора, «раз они не явились в назначенное время, выговор пришлось отменить».

Есть в Ямме такая замечательная бабушка Татьяна Степановна М., которая попала туда в августе. Весёлая, улыбчивая, совершенно адекватная. Была.

Она одна из всех пожаловалась проверяющим на отношение персонала, на отсутствие ухода, отказ в лекарствах и на неважное питание. Это было в августе. Проверка обещала срочно перевести ее и удовлетворить ее жалобы.
Когда мы увидели бабушку Таню 21 октября, не поверили своим глазам:

В полтора раза худее, почти без волос, почти ничего не ест (в августе отличалась отменным аппетитом), не может толком жевать (у нее валится изо рта еда), почти не разговаривает, и как только отойдёшь от неё на полшага — засыпает. А ещё на любой вопрос повторяет, что «мне тут так нравится, тут так хорошо, у нас такой замечательный директор!» Это её в больницу районную свозили. Подлечиться.

Валерий Тихонович П., наш любимый дедушка:

Только когда он исхудал до костей и перестал вставать, медсестры согласились отправить его на обследование. На расспросы отвечали, что похудел на 30 кг, т.к. голова болит.

Теперь он в туберкулезном диспансере, но в ДПИ об этом ничего не знали.
Мы сами нашли дедушку, обзвонив несколько псковских больниц. Персонал ДПИ уверен, что дедушка в профилактории районной больницы.

А вот здесь можно посмотреть на тех, кто не дожил до нынешнего момента, когда мы набрались смелости рассказать о Ямме в открытом доступе: http://o-liska.livejournal.com/26523.html

Что делать???
Как спасать стариков? — Менять директора и медперсонал. Срочно. Если отложить это дело, до Нового года в Ямме мало кто доживет. Мы бы просили закрыть этот дом вообще, разместив бабушек и дедушек по соседним учреждениям, где (как мы видели и знаем) условия и уход гораздо лучше (при одинаковом финансировании).

Но это долго! До этого многие просто НЕ ДОЖИВУТ!

Директору это невыгодно, а для перевода в другой ДП нужно:
а) чтобы там было место
б) чтобы старик написал заявление (а как он его напишет, если активная жизненная позиция в Ямме так успешно подавляется)
в) необходимо ходатайство самого директора Ямма.
Дело безнадежное.

Мы обращались во все возможные инстанции (и нам обещали помочь… с обычной скоростью, и за это время мы видели, что сталось с бабушкой Таней). Мы просим помощи, мы просим кросс-поста.

Таких условий, как в Ямме, не должно быть. Вообще нигде не должно быть!
Мы в домах престарелых только гости, мы приезжаем порадовать и развлечь бабушек. Но здесь, в Ямме, вся наша помощь, все фин.вложения уходят в песок. Мы очень просим вас помочь нам разобраться в происходящем.
И помочь сохранить тех, кто еще жив…