День рождения Е.П. Блаватской

Е.П. Блаватская

Сегодня памятная дата – день рождения Елены Петровны Блаватской.  Елена Петровна прожила нелегкую жизнь, но ее миссия была настолько важна для человечества, с такой верностью и любовью она несла эту ношу, что все трудности меркли.

Что же такое жизнь для каждого из нас? Кто задумывался над этим вопросом? Предлагаю прочесть статью Елены Петровны на эту тему.

 Наука жизни

 Что такое жизнь? Сотни наиболее глубоких фило­софов, множество ученых и опытных врачей задавало себе этот вопрос, но практически безрезультатно. Покрывало, которым окутан предвечный космос и таинственное зарождение жизни, никогда не было приподнято так, чтобы это удовлетворило серьезную и искреннюю науку. Чем больше люди официального знания пытались проникнуть сквозь его темные складки, тем сильнее сгущалась эта тьма, и тем меньше они видели, ибо они подобны искателю сокровищ, который странствовал по всем морям в поисках того, что было зарыто в его собственном саду.

Но что же такое тогда эта наука? Не биология ли это, или, быть может, это изучение жизни в более широком смысле? Нет. Может это физиология или наука об органических функциях? Тоже нет; ибо первая из них оставляет эту проблему, как трудную загадку Сфинкса; а последняя – это скорее наука о смерти, чем о жизни. Физиология основывается на изучении функций различных органов, и эти органы необходимы для проявления жизни, но то, что эта наука называет живой материей, является, на самом деле, материей мертвой. Каждая молекула живых органов содержит в себе зачаток смерти, и начинает умирать, как только рождается, чтобы та молекула, которая будет ее преемником, смогла жить лишь для того, чтобы в свою очередь умереть. Орган, естест­венная часть любого живого существа, является лишь средой для некой особой функции в течение жизни и комбинацией из таких молекул. Жизненный орган (как и весь организм) надевает на себя маску жизни и таким образом скрывает постоянное разложение и смерть своих частей. Поэтому ни биология, ни физиология не являются наукой и даже отраслями науки жизни, но суть лишь науки о видимости жизни. В то время как истинная философия стоит подобно Эдипу перед Сфинксом жизни, едва осмеливаясь произнести тот парадокс, который содержится в ответе на предложенную загадку, материалистическая наука, самонадеянная, как и всегда, никогда ни на одно мгновение не сомневаясь в своей собственной мудрости, гипнотизирует саму себя и многих других, заставляя поверить в то, что она разрешила величественную тайну бытия. Однако, в действительности, приблизи­лась ли она хотя бы к ее порогу? Конечно, она никогда не сможет содействовать распространению истины, пытаясь ввести себя и других неосторожных людей в заблуждение и утверждая, что жизнь – это всего лишь результат сложного сочетания молекул. Разве витальная сила и на самом деле является «фантомом», как ее называет Дюбуа Реймон? Ибо его яэвительное замечание, что «жизнь», как нечто независимое, это лишь asylum ignorantiae [убежище невежд] для тех, кто хочет найти себе приют в абстракциях, когда прямое объяснение невозможно, с много большим основанием подходит к тем материалистам, которые мешают людям видеть реальные факты, помещая в этом месте напыщенные и труднопроизносимые слова. Разве какое-нибудь из Пяти подразделений жизни, столь претенциозно названных – архебиозис, биокрозис, биодиэрезис, биокенозис и биопародозис,1 помогли когда-либо Гексли или Геккелю полнее изучить тайну зарождения хотя бы простейшего муравья, – не говоря уж о человеке? Совершенно несомненно – нет. Ибо жизнь и все, что к ней Относится, принадлежит к законному владению метафизика и психолога, а физическая наука не может иметь никаких претензий на все это. «То, что было, это то, что будет; и то, что было, уже названо – и известно, что это ЧЕЛОВЕК», – таков ответ на загадку Сфинкса. Но «человек» в данном случае не имеет отношения к физическому человеку, – во всяком случае, не в его эзотерическом значении. Скальпели и микроскопы могут раскрыть тайну материальных частей оболочки человека: они никогда не смогут проре­зать окно в его душу, чтобы открыть хотя бы малейшее пространство на любом из более обширных горизонтов бытия.

Дальше …

День Белого Лотоса

Е.П. Блаватская

Е.П. Блаватская

Сегодня памятная дата – 125 лет со дня ухода Елены Петровны Блаватской. Наверное, нет необходимости представлять современному читателю Е.П.Блаватскую. Ее творчество после более чем  полувекового запрета во времена СССР вернулось на Родину, которую она, волею судеб с ней разлученная, так сильно любила.  Среди многообразного ее наследия – философского, научного, публицистического, художественного – самыми известными трудами являются “Разоблаченная Изида” и “Тайная Доктрина”. Но есть две книги, чтоящие как бы особняком, написанные по-русски книги “Из пещер и дебрей Индостана” и “Загадочные племена на Голубых Горах”, написанные в жанре путевых записок. В первой книге Блаватская описывает своего Учителя, пламенную верность Которому Елена Петровна пронесла через всю свою нелегкую жизнь.

Нелегкая жизнь Блаватской во многом была от той грандиозной задачи, которую должна была выполнить эта женщина. И она с честью ее выполнила – произвела сдвиг в сознании человечества, приоткрыв некоторые эзотерические доктрины для общественности. Став и устоков создания Теософского Общества, Елена Петровна приложила немало сил для противодействия материализму и теологическому догматизму, демонстрируя присутствие в природе неизвестных науке оккультных сил и наличие в человеке нераскрытых психических и духовных возможностей, сделав их предметом изучения, а также показать вред спиритизма при полном эзотерическом невежестве.

К сожалению, Елена Петровна не избежала спутников Великих – клеветы и предательства и это сильно подорвало ее здоровье. Из-за этого не был окончен труд “Тайная Доктрина”. Е.И.Рерих в одном из своих писем сотрудникам писала:

“Скажу, именно Е.П. Блаватская была огненной посланницей Белого Братства. Именно, она была носительницей доверенного ей знания… Именно она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества, запутавшемуся в мертвых тенетах догм и устремлявшемуся в тупик атеизма… Е.П. Блаватская была великой мученицей, в полном значении этого слова. Зависть, клевета и преследования невежества убили ее, и труд ее остался незаконченным. Последний, заключительный том “Тайной Доктрины” не состоялся. Так люди лишают себя самого высшего. Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей соотечественницы и знаю, что в будущей России имя ее будет поставлено на должную высоту почитания. Е.П. Блаватская, истинно, наша национальная гордость. Великая мученица за Свет и Истину. Вечная слава ей!”

Вечная слава Ей!